Нахальство краснотряпичников / Весьма занимательная статья (данные события происходили в канун 70 - ти летия основания Сочи в 1908 г.).

23 апреля 1908 г. Сочинским отделом Союза Русского Народа освящается знамя отдела. Чин освящения будет совершать преосвященный Димитрий, епископ сухумский. Но не смотря на сочувствие преосвященного Димитрия делу освящения выдумали препятствовать, при благосклонном попустительстве священника А. Ильинского, местный церковный хор, отказывающийся, не смотря на требование епископа, петь во время освящения знамени, при чём это упорство нашло сочувствие среди лиц, носящих чины генералов и полковников в отставке, а так же и др. чиновных лиц, состоящих на действительной службе в войсках, получающих пенсии и жалование от русского народа. Чем закончиться эта история с хором, пока неизвестно, но интересно её начало и последующие действия сочинского церковного хора с регентом И.А. Шмелёвым во главе.



Около 15 марта, после соглашения епископа сухумского Димитрия с представителями Сочинского отдела Союза Русского Народа о дне освящения знамени отдела, епископ сообщил священнику А. Ильинскому, что 23 апреля он прибудет в Сочи, где будет служить литургию, молебен и совершит обряд освящения знамени Сочинского отдела Союза Русского Народа, при чём предупреждает, что церковный хор должен петь во время всех его служб. На это заявление священник А. Ильинский ответил, что церковный хор, соглашаясь петь на литургии и молебне, категорически отказывается петь во время освящения знамени Сочинского отдела Союза Русского Народа, находя эту требу частной и никому не нужной фантазией. Видя в таком ответе действия хора незаконными и выступления их революционными, епископ Димитрий приказал священнику А. Ильинскому удалить из хора революционеров и заменить их другими лицами, на что получил ответ от А. Ильинского, что в таком случае хор весь не существует больше в Сочи, т.е. другими словами весь сочинский хор состоит из революционеров и удаляя их — приходится удалить всех из хора. Ответ епископу довольно смелый, если не сказать больше. На шестой неделе великого поста, действительно, сочинский церковно — революционный хор перестал петь.



Псаломщик Л. Орлов по поручению А. Ильинского задумал было составить в первое время небольшой хор из взрослых, для чего пригласил нескольких любителей церковного пения и начал репетировать пение, необходимое на службе церковной в Вербное Воскресение, Страстную седмицу и на Светлое Христово Воскресение. На призыв псаломщика откликнулись 7 — 8 человек, и несколько церковных служб прошло при довольно стройном пении любителей церковного пения.

Но такой оборот дела не отвечал желаниям революционеров из сочинского церковного хора и они зашевелились. Прежде всего начали посредством угроз и насмешек отговаривать любителей петь под руководством псаломщика Л. Орлова и на первое время этот приём было увенчался успехом, и некоторые малодушные отказались петь, но когда им объяснили всю бессмыслицу угроз — они возвратились и всенощная и литургия в Вербное Воскресение была пропета вновь любителями довольно стройно, хотя и без бесконечных танцевально — оперных рулад, которые преподносил во время богослужения сочинский церковный хор молящимся в храме.



Видя, что почва под ними ускользает и любительский хор может свободно на первое время заменить революционный церковный хор, краснотряпичники церковного хора пустились на следующую выходку: прежде всего они нашли двух предприимчивых лиц, одного Арсеньева — в чине статского советника в отставке, а другого Клочанова — местного военного инженера в чине полковника в отставке, для посылки ходатаями перед епископом об оставлении сочинского церковного хора исполнять свои обязанности при церкви, затем сами же хористы, как В. Геатуя, а вместе с ним и другие их приспешники, а может быть и единомышленники, как городской врач Кестнер, написав какое — то прошение, отправились по домам собирать подписи под этим прошением и снабдив им Арсеньева и Клочанова, отправили их к епископу. Что было написано в прошении, чем эти отставные государственные нахлебники убедили или разжалобили епископа, но только регент, на второй день после возвращения Арсеньева и Клочанова из паломничества пишет одному из своих хористов, что «по распоряжению епископа хор во главе со мною восстановлен в исполнении своих обязанностей, и спевки назначаются на такие — то числа, о чём и довожу до вашего сведения». Хор действительно начал петь уже на церковных службах. Но будет ли он петь при освящении епископом знамени Сочинского отдела Союза Русского Народа? Неужели же епископ согласился дозволить хору распоряжаться собою и переменил своё решение? Как смотрит на всё это местная администрация, которая должна поддерживать законные желания Союза Русского Народа? Все эти вопросы невольно напрашиваются у всякого не краснотряпичника, и русский народ ждёт на них ответа. Говорят, что прошение, с которым поехали к епископу отставные государственные нахлебники, подписал даже начальник сочинского гарнизона войсковой старшина Сазонов.

«НАБАТ» 22 апреля 1908 г. / печатный орган Таврического отдела Союза Русского Народа
  • +58
  • 31 марта 2018, 12:59
  • dionisy-s

Комментарии (7)

RSS свернуть / развернуть
+
А чем этот Союз вообще занимался? что за контора?
А по большому счету — провинциалы всякой грызней скрашивают тоскливое проживание.
avatar

so3537

  • 31 марта 2018, 14:01
+
Виктор, суть этой «организации» примитивно проста — «Бей жидов — спасай Расею!». Разумеется, приличные люди старались от них дистанцироваться.
avatar

12345

  • 31 марта 2018, 18:40
+
+1
Во все времена идиотов хватало.
avatar

so3537

  • 31 марта 2018, 18:43
+
А у приличных людей обычно красивые лица?
avatar

Grachevskaya

  • 31 марта 2018, 21:11
+
+1
Генетики охренеют от такого вопроса)
avatar

so3537

  • 31 марта 2018, 22:17
+
А приличные люди нет.
avatar

Grachevskaya

  • 01 апреля 2018, 10:00
+
avatar

dionisy-s

  • 01 апреля 2018, 15:09



Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.