Путями цивилизаций

Генуя и Венеция контролируют рынки – крестоносцы требуют пошлин – союзники получают монополию — торговые поселения — дерзость генуэзских каменщиков – искусство торговли – успехи навигации – меню экипажей – черкесские корсары – Жан Шарден становится экспертом по грабежам.

Наиболее развитыми в экономическом смысле европейскими странами, начиная с XII века, были Генуя и Венеция. В деле морской торговли с ними не могло поспорить ни одно из государств Средиземноморья. Генуя и Венеция контролировали и осуществляли большую часть рынка хлебопродуктов, пряностей, оружия, строительных материалов и рабов.

В бассейн Чёрного моря генуэзцы и венецианцы, а вместе с ними пизанцы, флорентийцы, тосканцы и прочие итальянские коммерсанты стали проникать в том же, XII столетии. В 1169 г. генуэзцы первыми добились от византийского императора Мануила I Комнина важнейшего для себя указа, по которому им разрешалось торговать в Чёрном море.

В 1204 г. крестоносцы оккупировали византийский Константинополь и разграбили все торговые заведения и склады итальянцев. В период с 1204 г. по 1260 г., когда существовала так называемая Латинская империя – государство крестоносцев со столицей в Константинополе, – итальянские коммерсанты из-за огромных пошлин не имели возможности вести дела в Черноморье.

В 1261 г. византийцы, во главе с Михаилом Палеологом сумели изгнать крестоносцев из своей древней столицы и восстановили Византийскую империю. Стремясь получить союзников, Михаил Палеолог фактически подарил генуэзцам монопольное право на торговую деятельность в Черноморье, подписав с ними Нимфейский договор.

Михаил VIII Палеолог

Этот договор, получивший название Нимфейского трактата (1261 г.), оставил некоторые возможности и для других торговых республик Италии – и этим не замедлили воспользоваться пизанцы, основавшие своё торговое поселение Porto Pisano в Азовском море. Затем, в 1265 г., опасаясь чрезмерного усиления Генуи, Михаил Палеолог допустил в Чёрное море и венецианцев. Тем не менее, лидирующие позиции в Черноморье так и остались за представителями Генуи.

Своё основное торговое поселение генуэзцы разместили недалеко от того места, где была античная Феодосия. Урочище, где расположились генуэзцы, называлось Кафа (Caffa). Это название было перенесено и на поселение генуэзцев. Одним из главных торгово-экономических партнеров Кафы с самого начала стала Зихия (Zichia). На территории между Таной (Азов) и Севастополисом (Сухум), в XIII–XV вв. насчитывалось 39 торговых поселений генуэзцев, в том числе: Матрега (Тамань), Копа (Копарио), Мапа (Анапа), Бата (Суджук-Кале), Лиешь (Адлерская долина), Касто («Costo» может быть это Хоста, но есть также и мнение ряда археологов, что это — крепость на Мамайке). На территории Сочи к торговым поселениям генуэзцев археолог Юрий Николаевич Воронов предположительно отнёс дополнительную цитадель на территории римско-византийской крепости на р. Годлик в Лазаревском районе города.

Описание крепостных башен в Балаклаве и Судаке дано дипломатом и писателем Иваном Матвеевичем Муравьёвым-Апостолом:«Генуэзцы как будто искали производить в потомстве удивление к дерзости каменщиков своих: иначе я не постигаю, для чего бы на месте неприступном строить башню так, что наружная оной стена стоит по отвесу со стремниною скалы...».

Кафа

Состав населения итальянских городов, а в особенности Кафы, был крайне неоднородным, сами итальянцы составляли меньшинство, хотя, разумеется, главенствующее. Здесь жили греки, армяне, татары, русские, поляки. Значительную часть населения составляли адыги, жившие как в Матреге, Копе, Мапе, так и в самой Кафе.

Регулярные торговые связи итальянских купцов простирались от Лиссабона до Кавказа, от Англии до Каира. На Северном Кавказе пути, по которым шли купеческие караваны в XIII-XV вв. называли генуэзскими. Одна из таких дорог шла от Мапы на восток. Справочник для купца «Искусство торговли» («Practica dello mercatura») Пеголотти даёт представление о размерах торговли и о том, чем торговали. Пеголотти перечисляет товары, прибывающие в порты сухими и морскими путями: металлы — железо, олово, медь; специи — перец, имбирь, шафран; материалы для украшений — золото, жемчуг, янтарь; дорогие материи — шелка, парчи; хлопок, полотно, холсты; кожи, воск, вина; пшеница, рожь и другие злаки, разное продовольствие — рыба, икра, сало, сыр, растительное масло, мёд; пушнина — меха соболя, горностая, куницы, ласки, лисы, рыси, белки.

Огромного размаха достигла работорговля. Пленников и из Восточной Европы и с Кавказа поставляли татары и горские князья. Иногда итальянцы сами захватывали людей. Продавались они на средиземноморских рынках, в том числе и в Италии. Там стало так много рабов, что, опасаясь бунта, по всему Апеннинскому полуострову запретили их продажу. В архивах Венеции и Генуи хранятся сотни нотариальных актов, фиксирующих работорговлю. Установлено, что в колониях продавались татары, кавказцы — черкесы, зихи, абхазы, мингрелы, русские и болгары.

Торговля морским путём имела неоспоримое преимущество: морем можно было перевозить большие массы тяжёлых, громоздких и сравнительно дешёвых товаров.

Успехи международной коммерции были в немалой степени связаны с крупными изменениями в мореплавании во второй половине XIII – начале XIV в. В практике навигации стали широко использовать буссоль и астролябию, усовершенствованные морские карты – портуланы, составлялись тригонометрические таблицы для более точного прокладывания курса. Улучшилась конструкция кораблей, их парусное оснащение, возросла грузоподъёмность.

Генуэзское торговое судно XIV в. Рисунок сайта X Legio

Для транспортировки специй и дорогих экзотических восточных товаров более подходили быстрые и маневренные, но имевшие сравнительно малый тоннаж галеи, которые в движение приводили в основном гребцы. Зерно, лес, полезные ископаемые и другие тяжёлые и относительно более дешёвые грузы предпочитали перевозить на менее скоростных и имевших большое водоизмещение «круглых», парусных, судах.

Высокие борта «круглых» судов защищали экипаж, вооружённый луками, арбалетами, холодным оружием. С конца XIV – начала XV в. на парусных судах начинают устанавливать артиллерию. Ещё ранее, с 30-х годов XIV в., небольшие пороховые бомбарды (короткие железные кованые трубы, стрелявшие каменными ядрами) устанавливались на генуэзских галеях.

Основным типом «круглых» судов в середине XIII-XV вв. была нава (неф).

Нава (ранняя модель). Материал сайта X Legio

Самые крупные навы (до 1000 т) строили генуэзцы. Это были суда, напоминавшие крепости…

Рацион питания на борту состоял из сухарей, солонины, бобов, сыра и вина, иногда-сухих овощей: чечевицы, фасоли, гороха, из которых варили похлёбку. Широко использовали оливковое масло, уксус, лук и чеснок. Для приготовления пищи и питья везли сладкую воду в деревянных бочонках. Из-за плохого качества воды в неё при питье добавляли немного уксуса, либо вовсе заменяли её вином. На стоянках рацион становился более разнообразным.

Питание верхушки экипажа и купцов было дорогим и более разнообразным, включая язык, свежую рыбу, миндаль, сахар, считавшийся тогда медикаментом и большим деликатесом, лучшие сорта вин, в том числе мальвазию, пшеничный хлеб из муки тонкого помола и т.д.

Серьёзным обстоятельством, регулярно омрачавшим торговые дела Генуи, был морской разбой никому не подчинявшихся вольных обществ причерноморской Черкесии. Все многочисленные соглашения, которые заключали консулы Кафы с князьями Черкесии, тут же нарушались горцами. Горцы Западного Кавказа – зихи, керкеты, ахеи и гениохи – были знамениты своим пиратством уже в античную эпоху. Неспособность Кафы наказать пиратов, которые, как и в античные времена, были связаны с князьями равнинной Зихии, временами приводила к почти полному параличу торговли. Известен лишь один случай, когда администрации Кафы удалось отобрать обратно награбленное пиратами имущество. В бумагах одного из нотариусов, практиковавших в Кафе, за апрель и май 1290 г. содержится контракт морского капитана Вивальдо Лаваджио, командовавшего одной из галер Аргун-хана (монгольского правителя Ирана, чьи владения выходили через территорию Грузии и Мингрелии к Чёрному морю). В заливе Джубги Лаваджио удалось отнять у местных корсаров товары, ранее награбленные ими с кораблей армянских и греческих коммерсантов.

Два других широко цитируемых в литературе эпизода дают представление о починном размахе этого промысла в Зихии. Лаоник Халькокондил, автор византийской истории, сообщает под 1458 г. о нападении зихов под предводительством некоего Артабила на Трапезундскую империю, которая, впрочем, состояла в тот период из г. Трапезунда с окрестностями.

Не меньшим размахом отличалась и экспедиция черкесских корсаров 1572 г. В донесении венецианского посла в Персии Винченцо ди Алессандро за 25 июля 1572 г. из города Конья сообщается, что «черкесы, прибыв на 24 кораблях, сожгли и разрушили за 300 миль отсюда все поселения побережья, разорили турецкие виноградники и перебили множество народа, а женщин увели в плен, забрав все имущество и товары, вследствие чего опасаются, как бы они не пришли в этот город (Конья.– прим)». Посол добавляет: «А мне было велено держать путь на Грузию и Черкесию, но из боязни тех корсаров я повернул обратно».

Интересно описание торговых сношений с кавказскими горцами известного французского путешественника 17 века Жана Шардена, проехавшего морем из Кафы (Феодосии) в Мингрелию, вдоль Черноморского побережья Кавказа.


«Корабли, идущие из Константинополя и Кафы в Мингрелию, бросают якорь во многих местах этого берега. Они остаются там по дню и по два, и в это время весь берег покрывается полуголыми жадными варварами разбойничьего вида, которые толпами сбегают с своих гор. С черкесами торгуются, держа в руках оружие. Когда некоторые из них желают отправиться на корабль, то им дают заложников, с них точно так же берут заложников в тех случаях, когда кто-нибудь с корабля захочет съехать на берег; но это бывает очень редко, потому что они очень вероломны. Они дают трёх заложников за одного человека. В обмен на товары от них получают невольников всякого пола и возраста, медь, воск, кожи, шкуры шакала. Обмен делается таким образом; корабельная барка подъезжает близко к берегу; сидящие в ней хорошо вооружены. К месту высадки дозволяется подойти только такому же числу черкесов. Если же их подходит больше, то барка удаляется в открытое море. Когда сойдутся вместе, показывают друг другу товары, которыми могут разменяться, уговариваются и обмениваются. Однако нужно быть очень осторожными, ибо черкесы – это само коварство и обман. Они не могут упустить случая ограбить, если только могут».

Кстати, самого Шардена ограбили на Кавказе не раз. В Мингрелии у него украли часть драгоценностей и товаров, вывезенных из Франции, а сам он только случайно спасся от смерти, чтобы вскоре попасть в руки к туркам, которые взяли с него богатый выкуп.

«Традиции» пиратства на Черноморском побережье Кавказа сохранялись до конца XIX века. Занимались им, кроме прочих народов, и убыхи – народ с которым встретились на территории нынешнего Сочи русские во время Кавказской войны.

Костиников В.Н., краевед
3 фото
image

3 изображения

  • +48
  • 20 октября 2021, 16:53
  • 12345

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Администрация сайта запретила добавлять комментарии