Несбывшиеся проекты сочинских курортов. Часть 2

Настоящий курортный бум в Сочи случился, как это не странно, в самый разгар Первой Мировой войны. Если в самом начале войны в Сочи были большие тревоги, и даже часть населения в панике покинула город, ожидая турецкого десанта, то после ряда побед над турками в Сочи волнениям пришёл конец и сюда хлынул поток курортников.

Дело в том, что заграничные курорты из-за войны стали недоступны. Газеты писали: «… русская интеллигенция, привыкшая ежегодно лечиться за границей, наполняя собой преимущественно германские и австрийские курорты, перенесла кошмарный ужас, попав в плен к культурным зверям – немцам в момент начала войны. Вся печать без различия направления была полна статьями о том бедствии, которое пережила в то время русская курортная публика. Описание пережитых ужасов многих сотен тысяч русских больных в германских курортах заставило поднять курортный вопрос в России до степени государственной важности»...

В связи с этими событиями и стали пользовать огромным спросом отечественные места для отдыха.
В сентябре 1914 года правление Черноморской железной дороги признало желательным для увеличения доходности железной дороги Туапсе-Сочи-Новосенаки, участие железной дороги «в деле устройства и развития курортов на Черноморском побережье».
Особое внимание правление обращало на предстоящее повышение требования «на Мацестинские источники со стороны русского общества, в особенности в связи с настоящими военными событиями».
Министр путей сообщения князь М.И. Хилков поддержал идею.

М.И. Хилков

Для обеспечения «мацестинских больных» жилищными условиями было предположено устроить гостиницу-здравницу в Хосте на 150 номеров с необходимым оборудованием (водопровод, канализация, электричество, парк, сады) и морские купанья.

29 декабря 1915 года Акционерное общество, эксплуатирующее Мацесту, выразило согласие на передачу Черноморской дороге своего предприятия.

Тем временем в Хосте был подобран подходящий участок. Основное здание планировали расположить на участках: Одинцовой, Кутченко и Щегловитовой. На участках Рахмановой и Невеской собирались разместить служебные здания.

Проект санатория подготовил петроградский архитектор-художник Е.И. Константинович.
В архивах этого дела последний документ, подписанный Е.И. Константиновичем, датируется 27 марта 1918 г.

В зиму 1916-1917 годов курортники жили даже в четвёртой гостинице курорта «Кавказская Ривьера», предназначенной только для летнего размещения. А.В. Тарнопольскому пришлось поставить переносные печки в коридорах.

У предпринимателя тут же появилась идея построить ещё один курорт. Назвал он его «Курортное квартирное Товарищество горно-морской климатической станции «Лазурный берег». Планировался новый курорт в Хосте, в трех верстах от железнодорожного вокзала в сторону Адлера.
А.В. Тарнопольский собирался построить:
1) Два больших корпуса зимнего типа, с комнатами и квартирами для пайщиков, помещением Правления и квартирами директоров. Помещения общего пользования: приемная, карточная, читальня и др.
2) Несколько здания летнего гостиничного типа для пайщиков, с комнатами такого же устройства, как и предыдущий корпус, но без центрального отопления (для теплого времени года).
3) Большой корпус – гостиница для посторонней публики.
4) Курзал – ресторан с бильярдной, кабинетами враяа, летними террасами и т.п.
5) Службы: помещения для служащих, электрическая станция. Водопроводная станция, завод искусственного льда (натурального никогда не бывает здесь), холодильник, прачечная, гараж, конюшня и т.п.
6) Большой субтропический сад с беседками и скамьями и т.п.
7) Большой собственный магазин со всеми товарами, в которых может нуждаться культурный человек.

А.В. Тарнопольским была придумана специально для этого курорта совершенно оригинальная финансовая схема. Пайщиков он привлекал обещанием пользоваться бесплатно номерами нового курорта, да ещё и получать при этом ежегодные дивиденды более 10%. Время обещанного бесплатного отдыха зависело бы от количества купленных акций.

В Головинке появился проект тоже с оригинальной схемой. Выступая на Всероссийском съезде по улучшению отечественных курортов профессор «по нервной хирургии» Л.М. Пуссеп сообщил, что по примеру западно-европейских стран в головинском имении возникает «кооперативный курорт»: «Паи предприятия продаются лишь лицам, одновременно приобретающим в собственность один или несколько участков земли, — иначе говоря, — предприятие основывается на началах чисто кооперативных, где каждый владелец, даже самого незначительного пая и участка земли, является совладельцем курорта в прямой операции своего вклада».

9 марта 1916 года образовалось акционерное общество «Курорт Лиран». Основной капитал был в полтора миллиона рублей, разделённых на 30 000 акций по 50 руб. каждая.



Общество купила в Головинке имение Михаила Михайловича Перепелицына (230 десятин) с целью открыть с текущего лечебного сезона свою деятельность.
Названо общество в честь знаменитого лирана – тюльпанного дерева, посаженного генералом Раевским на месте Головинского укрепления времён Кавказской войны. Учредители планировали создать курорт европейского типа с разбивкой на его территории улиц, площадей, парков, с возведением церкви, гостиниц, санаториев, торговых рядов, почты, аптеки, складов, молочной фермы, со строительством водопровода и канализации, с последующей электрификацией и телефонизацией курорта.

Проект курорта обосновывался следующими мыслями: «Представляя собой в климатическом отношении золотую середину, Головинское имение может служить, как летним, так и зимним курортом. Купанье в море, с его прекрасным пляжем, восхождение на горы, оберегающие местность от туманов и ветров – вот летние развлечения. Они сменяются ловлей форелей в прозрачных водах Шахэ, охотой в лесах нагорной части урочища, где можно встретить еще медведя.

Такова в общих чертах та местность, которая выбрана ныне для устройства образцового курорта и дачного поселения.
По мысли устроителей «Курорта Лиран» в общий план устройства курорта входит разбивка его на участки для возведения частных построек, и сооружение целого ряда общественных зданий: церкви, курзала, гостиниц, санатории, купален, школы садоводства, молочной фермы, торговых рядов, а наряду с этим устройство улиц, дорог, площадей, парков и садов, электрического освещения, телефона, трамваев, водопровода, канализации и т.п.

Главную курзальную часть курорта, где будут сосредоточены наиболее крупные общественные сооружения, предположено построить в нижней полосе имения, около моря, полотна и станции строящейся Черноморской железной дороги, на месте старого черкесского сада. Разбросанные в разных частях имения дачные участки будут соединены с этой частью курорта, между собой и берегом моря широкими, аллеями и дорогами, которые будут обсажены деревьями и кустами роз вперемешку с цветочными клумбами и газонами.

«Курортъ Лиранъ» будет представлять из себя одно из тех мест культурных и привлекательных, о которых все у нас мечтают… но на которые ездят любоваться за границу».


19 мая 1915 года Петроградский градоначальник утвердил открытие действий Перемыкинского Общества Благоустройства культурных участков. Первое организационное собрание состоялось в зале Общества Изучения Черноморского Побережья (Петроград, Семеоновская 1, клуб Общественных деятелей). Председательствовал Евгений Эпафродитович Картавцев. Учредители общества барон Петр Александрович Рауш-фон-Траубенберг и доктор Александр Александрович Лучинский сделали весьма интересные доклады о значении Перемыкинской дачи, находящейся в местности серных источников (Агурских), имеющей по мнению докладчика доктора Лучинского в недалёком будущем стать лучшей лечебной местностью на Черноморском побережье Кавказа (Перемыкинскими или Пермикинскими участками называли приморский склон горы Ахун от Агуры до границы дачных участков Хосты).
Избрали президиум и членов правления. Почётными членами избрали министра земледелия А.С. Ермолова и владельцев культурных участков: статс-секретаря А.В. Кривошеина, министра путей сообщения С.В. Рухлова и некоторых других лиц (предполагаю, что это были вдова генерал-адъютанта София Петровна Шипова, тайный советник Дмитрий Иллариевич Пестржецкий).

Е.Э. Картавцов

В декабре 1916 года Высочайше учрежденного Совещания для обсуждения мероприятий по развитию Черноморского побережья Кавказа Ходатайство французского гражданина Генриха Антоновича Гоне об уступке ему экономии и фруктового сада бывшего Хлудовского имения с находящимися на них постройками для возведения на означенной площади санатории, курзала, гостиницы, проведения дорог, водопровода и выполнения других мер благоустройства.

Речь шла о том самом участке, который хотел получить в 1910 году князь Аргутинский-Долгоруков.
Г.А. Гоне предлагал построить санаторий, гостиницы, курзал, провести шоссейные дороги, тротуары, водопроводы, пустить трамвай.

При этом французский подданный почему-то посчитал, что цены на земли со времени проекта Аргутинского-Долгорукова «несомненно понизились, ибо некоторая часть участков была продана, большая часть отведена под строящуюся железную дорогу, растения из оранжерей и питомников все распроданы, все постройки и изгородь неудержимо разрушаются. Лес вырубается, загрязняются и заболачиваются луга, сады и другие угодья и зарастают колючими и сорными травами, там же пасутся буйволы, ломающие деревья и вся местность далека от самого примитивного даже благоустройства». Тем не менее, он предлагал заплатить сумму в 265850 руб. 41 коп., которую не смог заплатить в 1910 году князь.

Но в 1916 году участок был оценен совершенно заново и была установлена стоимость в 860 172 руб. Французский подданный отказался от сделки.
3 фото
image

3 изображения

  • +35
  • 12 октября 2018, 17:53
  • 12345


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Администрация сайта запретила добавлять комментарии